werthmueller: (а-а-а!!!)
Это позиция, чувствуете? Вот потому мы - не ОНИ (не вы, дорогие товарищи россияне и россиянообразные, любители совка и крепкой руки). Мы другие, даже если говорим на русском и любим "ихнее (ваше) всё", поэта А.Пушкина.
_________________________________
By Eugenia Korotych

Моя Украина

Подруга, уроженка Севастополя, ныне проживающая в Москве, спрашивает недоумённо: «Мне непонятно почему вы стали такими ярыми украинками??? Вы, севастопольские жители, выросшие там???» Другая подруга, уроженка Симферополя, ныне живущая в Харькове, просит: «Скажи, что отвечать людям, которые спрашивают «Почему мы должны гордиться Украиной и хоть как-то за неё бороться, если всё, что она нам обещает, - 800 грн. пенсии?» Московский друг, с которым мы обсуждаем жителей Мариуполя, готовых за 300 гривен ехать в Донецк на пророссийский митинг, пожимает плечами: «Если ты родился в одной стране, она распалась, ты оказался гражданином одной из новых стран… должен ли ты автоматически стать лояльным гражданином этой страны. Не думаю. Думаю, что нет». И я начинаю размышлять, почему же все эти месяцы я – за Украину.

Я родилась и выросла в Севастополе. Городе, где украинский язык не изучался в школах даже факультативно. Но у нас была бабушка Паша. Родившаяся в Черниговской области, помотавшаяся в результате репрессий, затронувших семью, по бывшей нашей общей большой стране, она осела в конце концов на Кубани, в городе Армавире. У бабушки до самой смерти были чёрные косы и великолепная память. Она говорила по-русски, но приезжая в Севастополь, пела нам украинские песни, читала наизусть стихи Тараса Шевченко и басни Григория Сковороды.

А потом была Маргарита Константиновна. В 1990 году я впервые попала в Киев – мы приехали с хором, и жили по программе обмена в семьях детей из дружественного киевского хора. Маргарита Константиновна была бабушкой девочки Стефании, в семью которой я попала. Она говорила только на украинском языке, но заботливо переспрашивала, всё ли нам понятно. Я понимала почти всё – уроки бабушки Паши не прошли даром, помню, спутала только «квiти» и «квитки», не поняв, зачем мы должны покупать билеты на наш же концерт. Помимо «обязательных» хоровых экскурсий Маргарита Константиновна здорово потаскала нас по Киеву и очень много рассказывала об Украине – о той, про которую не писали в тогдашних учебниках истории. О той, которая тогда как раз начиналась на Майдане.

Потом была Светлана Томовна, преподаватель украинского языка в институте. Мы уже жили в Украине (Советский союз закончился), но я совершенно не задумывалась ни о языке, ни об идентичности, ни о гражданской принадлежности своей. Светлана Томовна, в круглых очках с какими-то невероятными диоптриями, делавших её глаза огромными, стала моим первым системным столкновением с украинским языком. Она с гордостью и любовью рассказывала о его мелозвучности, читала стихи и пела песни, да у нее даже украинская грамматика превращалась в поэму. Украинской литературой, кстати, я так и не прониклась – но языком мы с Иришкой занялись всерьёз (мы ведь в этом смысле сильно отставали от всех однокурсников, изучавших украинский в школе), даже начали смотреть телевизор (он у нас показывал один канал – 1+1, и по субботам там была передача про кино, показывали хорошие фильмы, отлично дублированные на украинский).

Потом была Волшебная Романенко, моя киевская подруга, фанатично влюбленная в Украину – в ее маленькие городочки, удивительные крепости, уникальные деревянные церквушки в забытых богом сёлах, в большие запущенные парки, бывшие когда-то многочисленными имениями Потоцких и Чарторыйских. С нею мы много поездили по всем этим “зажопьям”, много общались с разными людьми – и я всё лучше узнавала эту страну, в которой волей судьбы теперь жила.

Я никогда не ассоциировала свою страну с ее продажной властью, с ужасающей коррупцией, с нищенскими пенсиями и с чудовищными дорогами. Но всегда – вот с этими людьми. Удивительными. Приветливыми, певучими. Улыбавшимися снисходительно в ответ на мои попытки коряво и неуклюже заговорить по-украински (с речевой практикой, несмотря на годы жизни в Киеве, у меня так и не сложилось. Ни разу нигде, ни в столице, ни на задворках Западной Украины я не чувствовала себя из-за этого ущемлённой. Максимум – ощущала неловкость от того, что никак не могу нормально освоить язык страны, в которой живу. И обещала себе поднапрячься и подтянуть речевой украинский. Но так и не напрягалась). Украина ассоциировалась с людьми, готовыми поехать с нами, в первый и последний раз встреченными гостями, на окраину города, чтобы показать старое казацкое кладбище. Или рвануть к соседу, у которого хранится ключ от старого гулкого костёла. Встретить нас среди ночи, заблудившихся и сильно задержавшихся, накормить, напоить водкой – и слушать потом терпеливо, как мы с Волшебной Романенко проникновенно выводим “Ой, чий то кiнь стоїть».

В какой-то момент я поняла, что рада тому, что волей судьбы оказалась жить не в России, а в Украине. Мне не нравилось словосочетание «санкционированный митинг», воротило от вечного царствия Путина и в дрожь бросало от «Дела Болотной». И когда я чувствовала раздражение, видя очередные палатки протестующих против чего-нибудь на Майдане или Крещатике – я напоминала себе о «санкционированных митингах», и раздражение проходило.

Я продолжала разговаривать исключительно по-русски, выпускала русскоязычные издания, любила Пушкина, обожала Набокова, безмерно уважала Улицкую - и вообще, откровенно говоря, русская культура, особенно связанная с языком, безусловно, гораздо больше "моя", чем любая другая. Но при этом я потихоньку понимала, что моя страна - это Украина.

Да, наверное, благодарить Украину мне особо не за что – как и всем этим людям, о которых говорят моя харьковская приятельница и московский друг. Но и я вряд ли была таким уж хорошим гражданином этой страны. Как миллионы других её жителей. Язык её так и не освоила. Над классической литературой посмеивалась (современную, кстати, узнала и полюбила). Совершенно не интересовалась политикой и не пыталась вникнуть, кто там что делит - просто привычно поругивала очередные власти. Болела за футбольную сборную - но и за миланский "Интер" болела с неменьшим пылом. Ну что, что я делала для неё? Да почти ничего. Гордилась Шевченко (Андреем, когда он получал "Золотой мяч" - Тараса я, несмотря на бабушкины старания, так и не полюбила), периодически сжимала кулаки перед телевизором, когда дрался Кличко. С наслаждением пела украинские песни. И налоги, правда, платила всегда все до копейки.

Но три с половиной месяца назад кое-что изменилось. Это изменение было почти мистическим. Был Майдан, вышедший миллионом в ответ на жестокий разгон мирного митинга. Я ехала на то первое вече – и не верила своим глазам. По улице шли люди, много, много людей. Они до отказа забивали станцию метро и пели гимн Украины, терпеливо ожидая очереди к эскалатору. Они реками вытекали из выходов метро и струились к парку Шевченко, где тогда был назначен сбор. Они выплёскивались из парка, не помещаясь в его границах. Они заполняли Крещатик от края до края. Они вышли, чтобы сказать «С нами так нельзя!»

Я увидела всех этих людей. Даже не так. Мы увидели друг друга. И поняли, что нас, готовых заявить "С нами так нельзя!" - много. Много тех, кто может пожертвовать своим комфортом. Кто может выйти на площадь, отстаивая интересы незнакомых людей. Много - готовых объединяться, помогать друг другу и что-то делать для общего блага. Много, очень много - тех, которые для меня и есть олицетворение моей Украины.

И я вдруг почувствовала, что здесь и сейчас со всеми нами происходит чудо. Мы вышли, увидели друг друга - и для нас открылось какое-то «временное окно», когда всё вдруг меняется и становится возможным. Сейчас, именно сейчас у нас есть немного времени, когда мы можем сделать всё, что захотим. Когда мы можем объединиться – и построить такую страну, о которой всегда мечтали. Страну с контролируемым правительством. С работающими законами, одинаковыми для всех. Страну, где милиция нас защищает, а суд принимает справедливые решения. Страну, в которой комфортно будет и пенсионеру, и молодой мамочке, и военному, и врачу, и бизнесмену. Страну, которой мы все сможем гордиться.

Мою Украину.

Я знаю, что это «временное окно» ещё не закрыто. И несмотря на чудовищные трудности, мы всё еще можем совершить это чудо. А значит, не время капризно тянуть, как избалованные дети, «дааа, а ты мне что хорошего сделала?» Время встать – и делать. Защищать то, что уже сделано. Не расслабляться и не жалеть сил. И верить в то, что всё получится. Чудо обязательно произойдёт. Оно уже происходит. С нами со всеми. Прямо сейчас.
werthmueller: (JoniMitchell)
Не могу не поделиться увиденным. Киев околомузыкальный: такой СЕРРАТ...
werthmueller: (Українка)
В Києві проходить "Льон-Фест".
Майстриня, яка працює з льоном (одяг з льону), сказала в інтерв'ю, що вони закупають льон (увага!) - в БІЛОРУСІ та РОСІЇ!!!!, бо в Україні, за її словами, все ЗНИЩИЛИ...

"Пан Аршулік проінформував, що на Волині все ще діють два льонозаводи. З 14-ти льононасіннєвих станцій, які діяли в Україні, залишилася лише Луківська, що на Волині. Проте нещодавно надійшов лист з Мінагрополітики, де вважають, що станцію слід закрити через її нерентабельність, збитковість. Анатолій Аршулік розповів, що виготовлене на Волині лляне волокно йде на переробку аж у Китай, повідомляють "Волинські Новини".

У мене немає слів. Особливо, як у житомирянки, поліщучки, бо я пам'ятаю ці сині поля...Люди добрі, куди ми котимось?!
Україну свідомо знищують, і більше ніхто не зможе мене переконати у зворотньому.
werthmueller: (shot)

Ходила за продуктами.

Лимони в нашій місцевий ятці нині коштують 30 ГРН, часник - 35 ГРН, у найближчому маркеті цих продуктів взагалі немає. Падлюки.
Добре, що наморозила влітку смородини, порічок, кизилу та інших ягудок, насушила листків смородини, малини, вишні. Виживемо)

Ох, дай Боже здоров'я добрим людям.



werthmueller: (а-а-а!!!)
Знайшла перлину: 
Наша история насыщена войнами так густо, как украинский борщ - клецками.

Клёцків в нас нема точно, вірніше, наші галушки так ніхто не назива, навіть коли говорить російською.
А ось коментар російськомовної полтавчанки:

Исторически галушки появились в Полтаве, при битве Петра со шведами, у нас даже памятник этому блюду есть, и сама я его очень люблю, а от клецок они отличаются тем что клецки как правило бросают в суп, а галушки идут как отдельное блюдо. Очень вкусно если сдабривать готовые галушки поджареным мясом с зажаркой.

Ніколи не бачила борщ, густо вкритий галушками. Навіть легендарний полтавський борщ подають не з галушками, а ліпше з пампушками. А от інша справа - галушки (чи то тьфу, клёцкі) у бульйоні.
 
Якщо я помиляюся - поправте мене, шановні галушкоїди.



werthmueller: (feathers)

Льогко. "Топ-менеджери двох банків, наприклад А і Б, кладуть кошти свого банка на депозити один одному. Потім банк А кредитує людей, що працюють в банку Б, а Б кредитує інсайдерів А, кошти не повертаються, банки списують кредити".

Навіть я зрозуміла, шо там написано. 
werthmueller: (Бунша)
Интелегентная семья продаст двух фортепьянов и одну роялю. Мешаются в калидоре.
werthmueller: (а-а-а!!!)
Гривня визнана найкрасивішою валютою у світі
До такого висновку прийшли швейцарські фінансисти під час щорічного засідання комісії з естетики Міжнародного Фінансового Банку (IFB).
Експерти розглянули більше 50 найпопулярніших валют у світі. Критерії конкурсу містили в собі не тільки естетичне оформлення грошових знаків, їхню платоспроможність і банківське забезпечення, але й історичне значення зображення на валюті (особистості та архітектурні споруди). Цікаво, що фахівці перевіряли гроші навіть на міцність. Як виявилося, найчастіше не витримували експерименту і рвалися канадські долари. Також тендітною валютою виявився англійський фунт стерлінгів і латвійський лат, разом з тим українська гривня витримала перевірку на міцність.

П'ятірка найкрасивіших валют виглядає так:
1. Українська гривня.
2. Австралійський долар.
3. Євро.
4. Болгарський лев.
5. Американський долар

werthmueller: (баян)

Зі святом вас, дорогі журналюги! Якби ви знали, як дорого ви нам обходитесь, навіть якщо недорогого варті...

Отута Ганя Герман знову шось ляпнула до міжнародного дня солідарності журналістів, за "обком"івським висловом, як з похмілля. 
Хтось може Гані пояснити, шо таке тавтологія? Шо на 860 знаків з пробілами (або 116 слів, людською мовою) 5 однокорінних слів забагато навіть для журналістки Ганіного масштабу? І шо іноді краще смоктати?
Однозначно, солідарність журналістів має виглядати як спільне комюніке за позбавлення Ганки можливості називатися журналісткою з наступною забороною говорити. Взагалі.

А ще є побажання.
Довелось мені почути отаке на "Ері". До прямого ефіру зателефонувала жінка і сказала, що "Ера" перетворилась з прогресивного та незаангажованого радіо у "п'яту колону" та повне лайно. Ведучий зараз же спалахнув і почав доводити, що якщо вона змогла зателефонувати і сказати це у прямому ефірі й ніхто її не перервав, то це є доказом існування свободи слова на радіостанції.
Коли ви думаєте, що запросивши в студію чи до інтерв'ю представників, як ви кажете, різних точок зору, ви забезпечуєте таким чином свободу слова - то ганьба вам.  Бо за свободу слова в прямому ефірі можна видати невщухаючі істерики Натахи Вітренко, демагогію православного комуняки жида Грача та маячну "спеціаліста з усіх питань", балакаючу голову Чечетова, тощо. Власне, "Ера" цим і займається останній рік-два. Як слухач (у широкому сенсі) ти можеш дзвонити в ефір, лаятись, сперечатись, обзиватись, але краще не стане. Бо там НЕМАЄ КОГО СЛУХАТИ. Немає, того, що варте бути почутим.
Запрошуйте до себе ДОСТОЙНИХ людей, нехай вони будуть з різними точками зору, це буде просто супер. Але це буде діалог розумних, а головне - культурних людей. Не привчайте оцю всю падлоту, прости Господи, до популярності, до почуття попиту на них, бездарів. Невже ви самі, запрошуючи ТАКИХ, не наїлися цієї котячої блювоти?
Досить вже годувати нас  нею.
Давайте не свободу слова, а чистоту слова і думок. Адже ви формуєте простір навколо. Зробіть його чистим. Для всіх.

Дякую за увагу і ще раз - зі святом!


werthmueller: (BabyTori)
Картина первая - ироническая.

Коротка історія України та українців

автор - Густав Водічка

В ніч на шостий день сотворив Бог першу людину, і назвав він її Богданом...
Картина вторая - философическая.

“Земля замріяних янголів”
автор - той самий Густав Водічка

Україна — це святилище незворушних мудреців. Наш головний релігійний ритуал — наполегливе очікування безкоштовного дива.
Полный текст книги здесь (на русском).

Мне нравится ТАКОЕ отношение к Украине. Много иронии, почти все правда и море любви. А где есть любовь, там есть надежда.

І байдуже, що це я написала російською мовою:)
werthmueller: (feathers)
Помните Богдана Трофимовича, незабвенного водителя конной фуры, или, на диалекте, "фірмана"?
Сегодня товарищ из гурту "Перкалаба" сообщил, что Богдан Трофимович, к сожалению, уже помер...Жалко. Дядечка всю страну насмешил своим "Стоять, Ракель!", обращенным к кобыле.
Клип здеся (кто боится нецензурной, но очень уместной матершины - бояться дальше, не смотреть!)

А еще ее перепер DJ Wodnik, добавил ритма и музыки, так что Богдан Трофимович теперь живет в памяти людской.
http://www.pushnoy.ru/tmp/Sytuacija_DJ_Wodnik.mp3
werthmueller: (Default)
Потеряно чувство реальности. Нашедшему - просьба возвратить за вознаграждение...

Profile

werthmueller: (Default)
werthmueller

June 2014

S M T W T F S
123 4567
891011121314
15 161718192021
22232425262728
2930     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 04:47 pm
Powered by Dreamwidth Studios